Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью



Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью
Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью
Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью
Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью
Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью
Лиганды транслокаторного белка tspo, обладающие антидепрессивной и ноотропной активностью

Владельцы патента RU 2699568:

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Научно-исследовательский институт фармакологии имени В.В. Закусова" (RU)

Группа изобретений (варианты) относится к фармакологии и медицине. Предложено применение лиганда транслокаторного белка (TSPO) N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамида (ГМЛ-1) в качестве антидепрессантного и ноотропного средства. Предложено применение лиганда TSPO N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамида (ГМЛ-3) в качестве антидепрессантного средства. Показано: ГМЛ-1 при хроническом введении в тесте «подвешивание за хвост» на мышах проявляет антидепрессивный эффект, не уступающий эффекту препарата сравнения амитриптилина, а в тесте «распознавание нового объекта» противодействует нарушению рабочей памяти у крыс, индуцированному скополамином. Соединение ГМЛ-3 как при остром, так и при хроническом введении в тесте «подвешивание за хвост» на мышах проявляет антидепрессивный эффект, не уступающий эффекту амитриптилина; его антидепрессивная активность обусловлена взаимодействием с рецепторным участком TSPO. 2 н.п. ф-лы, 5 табл., 3 пр.

 

Изобретение относится к медицине, в частности к фармакологии, и касается применения N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамида (ГМЛ-1) и N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамида (ГМЛ-3), представляющих собой гетероциклические лиганды транслокаторного белка TSPO [Середенин С.Б., Мокров Г.В., Гудашева Т.А., Деева О.А., Ярков С.А., Яркова М.А., Жердев В.П., Алексеев К.В., Дурнев А.Д., Незнамов Г.Г. Патент РФ №2572076], в качестве средств, обладающих антидепрессивной и ноотропной активностями. Эти виды активности были выявлены в дополнение к анксиолитическому действию соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3, которое было описано в патенте РФ №2572076. Вещества ГМЛ-1 и ГМЛ-3 могут применяться для лечения депрессии, тревоги, нарушения когнитивных функций и комплексных психических и неврологических заболеваний.

По данным ВОЗ, депрессией страдают 4-5% населения земного шара, а к 2030 году депрессии могут выйти на первое место по распространенности среди других заболеваний [1. Бюллетень ВОЗ. 10 фактов о глобальном бремени болезней, 2008. //www.who.int/features/factfiles/global_burden/ru/index.html; 2. N. Sartorius, Med. Res., 2001, 1, 20-21.]. Уже в настоящее время в экономически развитых странах эндогенными и психогенными депрессивными расстройствами страдают около 20% психических больных [F. Angelucci, et al., Progr. Brain Res., 2004, 146, 151-165].

Высокая частота депрессий и их негативное влияние на качество жизни было показано у больных с различными патологиями, включая сердечнососудистые, онкологические, вирусные и кожные заболевания, заболевания желудочно-кишечного тракта. Кроме того, большую проблему представляет сочетание депрессии с соматическими заболеваниями, особенно у пожилых людей. Наконец, депрессия является одной из основных причин суицида [Н. Wittchen, et al., Eur. Neuropsychopharmacol, 2011, 21 (9), 655-679].

Несмотря на то, что на настоящий момент имеется широкий ряд нейропсихотропных препаратов различных химических групп, проблема лечения депрессии далеко не решена. При курсовой терапии назначение большинства современных антидепрессантов в адекватных терапевтически дозах только у 65-75% больных приводит к положительному клиническому эффекту. Кроме того, антидепрессанты обладают рядом существенных недостатков: недостаточной широтой и устойчивостью терапевтического эффекта, длительным латентным периодом действия, высокой вероятностью развития побочных эффектов, риском токсических эффектов при передозировке [1. N. Sartorius, et al., Int. J. Neuropsychopharmacol., 2007, 10, S1-S207. 2. M.J. Millan, Pharmacol. Ther., 2006, 110, 135-370. 3. G.I. Papakostas, J. Clin. Psychiatry, 2008, 69, 8-13.]. В связи с этим важнейшей задачей остается создание новых оригинальных антидепрессантов с высокой эффективностью, низкой токсичностью и минимумом побочных эффектов. Особо актуальным является создание психотропных препаратов, обладающих поливалентным действием, в частности, сочетающих антидепрессивную активность с анксиолитической активностью и со способностью положительно влиять на интеллектуально-мнестические функции пациента.

Перспективным подходом к созданию новых препаратов, обладающих широким спектром нейропсихотропной активности, в том числе, антидепрессивной, анксиолитической и ноотропной, является использование новых лигандов трансклокаторного белка TSPO. В организме TSPO представлен на мембране митохондрий стероидпродуцирующих тканей центральной и периферической нервной системы [V. Papadopolous, et al., Trends Pharmacol. Sci., 2006, 27, 402-409]. Одной из ключевых ролей TSPO в ЦНС является его вовлеченность в биосинтез нейростероидов [Е. Da Pozzo, et al., Curr. Mol. Med., 2012, 12, 426-442]. TSPO активирует транспортировку хлористерина с внешней на внутреннюю мембрану митохондрий, что является лимитирующей стадией синтеза нейростероидов [D.М. Stocco, Annu. Rev. Physiol., 2001, 63, 193-213].

Нейростероиды являются положительными аллостерическими модуляторами ГАМКA-рецептора, который играет важнейшую роль в патофизиологии депрессивных, тревожных и прочих нейрональных расстройств [R. Rupprecht, et al., Trends Neurosci., 1999, 22, 410-416]. Так как TSPO играет важнейшую роль в регуляции синтеза нейростероидов, лиганды этого рецептора могут являться эффективными нейропсихотропными препаратами, например, антидепрессантами, анксиолитиками, ноотропами, или препаратами комплексного действия [R. Rupprecht, et al., Nat. Rev. Drug Disc., 2010, 9, 971-988].

В качестве примера лиганда TSPO, обладающего анксиолитической и антидепрессивной активности, можно привести соединение YL-IPA08 (N-ethyl-N-(2-pyridinylmethyl)-2-(3,4-ichlorophenyl)-7-methylimidazo[1,2-a]-pyridine-3-acetamide hydrochloride) [L.-M. Zhang, et al., Neuropharmacology, 2014, 81, 116-125].

При изучении серии лигандов транслокаторного белка TSPO в ряду 1-арилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамидов в качестве наиболее активных соединений проявили себя N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамид (ГМЛ-1) и N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамид (ГМЛ-3), синтез которых осуществлялся следующим образом:

Получение N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамида (ГМЛ-1).

1.1. N-бензил-N-метилакриламид.

К раствору 150 ммоль (18.18 г) метилбензиламина и 195 ммоль (19.69 г) триэтиламина в 60 мл сухого хлористого метилена при перемешивании прикапывали раствор 150 ммоль (13.58 г) хлорангидрида акриловой кислоты в 40 мл сухого хлористого метилена в течение 30 минут при температуре -5°С, после чего перемешивали реакционную массу в течение часа при комнатной температуре и прибавляли 70 мл воды. Органический раствор отделяли, а водный промывали 60 мл хлористого метилена. Объединенные органические растворы промывали последовательно 50 мл 10%-ной соляной кислоты, 50 мл 5%-ного раствора гидроксида натрия и 50 мл воды, профильтровывали через бумажный фильтр и упаривали досуха, получая 17.53 г продукта в виде светло-желтого масла (выход 67%). Спектр ЯМР 1Н (CDCl3, δ, м.д.): 2.98, 2.99 (два с, 3 Н, СН3); 4.58, 4.67 (два с, 2 Н, СН2); 5.69 (м, 1 Н, Н(3а)); 6.37 (м, 1 Н, Н(3b)); 6.59 (м, 1 Н, Н(2а)); 7.12-7.38 (м, 5 Н, Ph).

1.2. N-бензил-2,3-дибром-N-метилпропанамид.

К раствору 44 ммоль (7.71 г) N-бензил-N-метилакриламида в 100 мл сухого хлористого метилена прикапывали 45 ммоль (7.19 г) брома при перемешивании при 0°С в течение 20 минут. Реакционную массу перемешивали при комнатной температуру в течении 2 часов, промывали раствором 5 г Na2S2O4 в 60 мл воды и 2 раза по 40 мл воды, профильтровывали через бумажный фильтр и упаривали досуха, получая 12.24 г продукта в виде желтого масла (выход 83%). Спектр ЯМР lH (CDCl3, δ, м.д.): 2.99, 3.02 (два с, 3 Н, СН3); 3.68 (м, 1 Н, Н(3а)); 4.22 (м, 1 Н, Н(3b)); 4.38-4.84 (м, 3 Н, Н(2), CH2Ph); 7.15-7.43 (м, 5 Н, Ph).

1.3. 2-азидо-N-бензил-N-метилакриламид.

К суспензии 44 ммоль (2.86 г) азида натрия в 50 мл сухого ДМФА прибавляли раствор 20 ммоль (6.70 г) N-бензил-2,3-ди6ром-N-метилпропанамида в 30 мл сухого ДМФА при температуре 75°С. Реакционную смесь перемешивали при температуре 75°С в течение 25 минут, после чего охлаждали до комнатной температуры и разбавляли 350 мл воды. Продукт экстрагировали 3 раза по 100 мл диэтилового эфира, объединенные эфирные растворы промывали 80 мл воды, профильтровывали через бумажный фильтр и упаривали досуха. Остаток хроматографировали на силикагеле, используя в качестве элюента смесь этилацетата и гексана (1:3). Нужные фракции упаривали досуха, получая 3.37 г продукта в виде желтого масла (выход 78%). Спектр ЯМР 1Н (CDCl3, δ, м.д.): 2.90, 2.98 (два с, 3 Н, СН3); 4.62 (с, 2 Н, СН2); 5.08 (м, 2 Н, СН2=); 7.10-7.43 (м, 5 Н, Ph).

1.4. (1H-Пиррол-2-ил)фенилметанон был получен по литературной методике [J. White, et al., J. Org. Chem., 1977, 42, 4248-4251].

1.5. N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамид (ГМЛ-1).

К раствору 2 ммоль (0.43 г) 2-азидо-N-бензил-N-метилакриламида в 6 мл сухого ДМФА прибавляли 2.2 ммоль (0.72 г) карбоната цезия и 2 ммоль (0.34 г) (N-пиррол-2-ил)фенилметанона, и реакционную массу перемешивали при комнатной температуре в течение двух суток. Полученную смесь разбавляли 30 мл воды, и продукт экстрагировали 4 раза по 20 мл этилацетата. Объединенные этилацетатные растворы промывали 20 мл воды, профильтровывали через бумажный фильтр и упаривали досуха. Остаток хроматографировали на колонке с силикагелем, используя в качестве элюента смесь этилацетата с гексаном сначала (1:3), затем (2:3). Фракции с продуктом упаривали досуха, остаток растворяли в 4 мл этанола и оставляли при -4°С на ночь. Выпавший осадок отфильтровывали, получая 0.41 г продукта в виде светло-желтых кристаллов (выход 61%). Т. пл. 101-103°С. Найдено (%): С, 77.63; Н, 5.65; N, 12.47. C22H19N3O. Вычислено (%): С, 77.40; Н, 5.61; N, 12.31. Спектр ЯМР 1Н (CDCl3, δ, м.д.): 3.06, 3.29 (два с, 3 Н, СН3); 4.76, 5.03 (два с, 2 Н, СН2); 6.73 (м, 1 Н, Н(8)); 6.95 (м, 1 Н, Н(7)); 7.26-8.02 (м, 11 Н, 2 Ph, Н(6)); 8.52 (с, 1 Н, Н(4)).

Получение N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамида (ГМЛ-3).

2.1. N-бутил-N-метил акрил амид.

Получали в соответствии с пунктом 1.1. Примера 1 из метилбутиламина и акрилоилхлорида. Выход 80%. Спектр ЯМР 1Н (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 0.90 (т, 3 Н, СН2СН3, 3J=7.3); 1.29 (м, 2 Н, СН2СН3); 1.51 (м, 2 Н, СН2СН2СН3); 2.95, 3.01 (два с, 3 Н, NCH3); 3.30, 3.39 (два т, 2 Н, NCH2, 3J=7.4); 5.62 (м, 1 Н, Н(3а)); 6.28 (м, 1 Н, Н(3b)); 6.53 (м, 1 Н, Н(2а)).

2.2. N-бутил-2,3-дибром-N-метилпропанамид.

Получали в соответствии с пунктом 1.2. Примера 1 из N-бутил-N-метилакриламида. Выход 81%. Спектр ЯМР lH (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 0.91, 0.95 (два т, 3 Н, СН2СН3, 3J=7.3); 1.33, 1.53 (два м, 2 Н, СН2СН3); 1.62, 3.18 (два м, 2 Н, СН2СН2СН3); 2.99, 3.05 (два с, 3 Н, NCH3); 3.42 (м, 2 Н, NCH2); 3.65 (м, 1 Н, Н(3а)); 4.14 (м, 1 Н, Н(3b)); 4.62 (м, 1 Н, Н(2)).

2.3. 2-азидо-N-бутил-N-метилакриламид.

Получали в соответствии с пунктом 1.3. Примера 1 из N-бутил-2,3-дибром-N-метилпропанамида. Выход 79%. Спектр ЯМР 1Н (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 0.92 (т, 3 Н, СН2СН3, 3J=7.3); 1.30 (м, 2 Н, СН2СН3); 1.55 (м, 2 Н, СН2СН2СН3); 2.94, 3.05 (два с, 3 Н, NCH3); 3.39 (т, 2 Н, NCH2, 3J=7.3); 4.95, 5.02 (оба м, по 1 Н, СН2=).

2.4. N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамид (ГМЛ-3).

Получали в соответствии с пунктом 1.5 Примера 1 из 2-азидо-N-бутил-N-метилакриламида и (1H-пиррол-2-ил)фенилметанона. Выход 57% (светло-желтые кристаллы). Т. пл. 85-87°С. Найдено (%): С, 74.21; Н, 6.70; N, 13.50. C19H21N3O. Вычислено (%): С, 74.24; Н, 6.89; N, 13.67. Спектр ЯМР 1Н (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 0.81, 0.97 (два т, 3 Н, СН2СН3, 3J=7.3); 1.19, 1.39 (два м, 2 Н, СН2СН3); 1.67 (м, 2 Н, СН2СН2СН3); 3.11, 3.32 (два с, 3 Н, NCH3); 3.54, 3.69 (два т, 2 Н, NCH2, 3J=7.4); 6.90-7.05 (м, 2 Н, Н(7), Н(8)); 7.40-8.05 (м, 6 Н, Ph, Н(6)); 8.41 (с, 1 Н, Н(4)).

Известно, что соединения ГМЛ-1 и ГМЛ-3, благодаря высокой аффинности к транслокаторному белку TSPO, обладают анксиолитической активностью [1. С.Б. Середенин и др., патент РФ №2572076; 2. G.V. Mokrov, et al., Bioorg. & Med. Chem., 2015, 23, 3368-3378].

Поскольку согласно литературным данным для некоторых лигандов транслокаторного белка TSPO помимо анксиолитической активности известны другие виды нейропсихотропной активности, включая антидепрессивную и ноотропную активности [1. L.М. Zhang, et al., Neuropharmacology, 2014, 81, 116-125; 2. A. Kita, et al., Br. J. Pharmacol, 2004, 142, 1059-1072; 3. R. Rupprecht, et al., Nat. Rev. Drug Discovery, 2010, 9, 971-988], была изучена антидепрессивная активность соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3 и ноотропная активность соединения ГМЛ-1. Эффекты соединений во всех случаях изучали при внутрибрюшинном введении.

Технический результат.

У соединения ГМЛ-1 была выявлена антидепрессивная активность при субхроническом введении в дозе 0,50 мг/кг, сопоставимая с активностью препарата сравнения амитриптилина в дозе 7,00 мг/кг, и ноотропная активность в диапазоне доз от 0,05 до 5,00 мг/кг. У соединения ГМЛ-3 была выявлена антидепрессивная активность как при субхроническом введении (в дозе 0,50 мг/кг), так и при остром введении (в диапазоне доз от 0,50 до 5,00 мг/кг), сопоставимая с активностью амитриптилина в дозе 7,00 мг/кг. При этом доказано, что активность соединения ГМЛ-3 обусловлена взаимодействием с транслокаторным белком TSPO. Это было подтверждено путем совместного введения ГМЛ-3 с селективным блокатором TSPO - соединением РКП 195, при котором происходила полная блокировка антидепрессивного эффекта ГМЛ-3.

Полученные данные позволяют предложить применение соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3 в качестве антидепрессантов с ноотропным компонентом действия.

Пример 1. Изучение антидепрессивной активности соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3.

Антидепрессивную активность соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3 изучали в тесте «подвешивание за хвост» [L. Steru, et al., Psychopharmacology, 1985, 85, 367-370]. Этот тест является стандартным методом оценки депрессивного поведения грызунов. Эксперимент проводился на беспородных мышах-самцах CD-1 массой 20-24 г (НЛП «Питомник лабораторных животных ФИБХ РАН). Животные содержались в условиях лабораторного вивария в контролируемых условиях окружающей среды (20-22°С и 30-70% относительная влажность, 12-часовой цикл освещения, 10-ти кратная смена объема воздуха комнаты в час), в пластмассовых клетках с верхней крышкой из нержавеющей стали с обеспыленной подстилкой из деревянной стружки, по 20 мышей в каждой клетке, при постоянном доступе к экструдированному брикетированному корму ГОСТ Р 50258-92 [1993] и питьевой воде. Животные распределялись по группам рандомизированно, по критерию массы тела, с отклонением от среднего значения не более чем на ±10%. Перед опытом животных выдерживали в экспериментальной комнате в «домашних» клетках в течение 24 часов. В качестве препарата сравнения использовали антидепрессант амитриптилин в дозе 7,00 мг/кг.

Соединения ГМЛ-1 и ГМЛ-3 и амитриптилин готовились в виде суспензии с Твин-80 и дистиллированной водой и вводились однократной внутрибрюшинной (в/бр) инъекцией за 30 мин до начала тестирования.

Статистическую обработку полученных результатов проводили, используя однофакторный дисперсионный анализ (ANOVA, критерий Краскела-Уоллиса) и непараметрический анализ для независимых переменных (U-критерий Манна-Уитни).

В работе использовали установку фирмы PanLab (камера 51 см ×25 см ×15 см, разделенная на три отсека), позволяющую обеспечить стандартные условия выполнения теста одновременно для трех животных. Животное подвешивали за хвост, после чего датчики-преобразователи в течение 6 минут регистрировали суммарное время неподвижности мыши, пытающейся избежать подвешивания. Снижение длительности иммобилизации у животных опытных групп по сравнению с контролем расценивалось как наличие антидепрессивных свойств у вещества.

1.1. Антидепрессивная активность соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3 при остром введении.

Соединения ГМЛ-1 и ГМЛ-3 исследовали в дозах 0,10; 0,50; 1,00 и 5,00 мг/кг, введение проводили однократно, в/бр, за 30 минут до эксперимента (таблицы 1, 2). Соединение ГМЛ-1 в дозах 0,50; 1,00 и 5,00 мг/кг достоверно не оказывало влияние на время неподвижности мышей CD-1. Соединение ГМЛ-3 в дозах 0,50; 1,00 и 5,00 мг/кг статистически значимо снижало время неподвижности мышей CD-1. Антидепрессивный эффект ГМЛ-3 в этих дозах был сопоставим с активностью препарата сравнения амитриптилина в дозе 7,00 мг/кг. Наибольший эффект соединения ГМЛ-3 достигался в дозе 0,50 мг/кг. В качестве отрицательного контроля в исследовании использовали диазепам в дозе 1,00 мг/кг, который вводили в/бр за 30 минут до эксперимента. Это соединение не снижало время неподвижности мышей CD-1.

Таким образом, в тесте «подвешивание за хвост» показано, что соединение ГМЛ-3 оказывает достоверный антидепрессивный эффект в диапазоне доз 0,50-5,00 мг/кг при остром введении.

1.2. Антидепрессивная активность соединений ГМЛ-1 и ГМЛ-3 при субхроническом введении.

Соединения ГМЛ-1 и ГМЛ-3 исследовали в дозах 0,50 мг/кг, введение проводили в течение пяти дней, в/бр, каждый раз за 30 минут до эксперимента. Соединения ГМЛ-1 и ГМЛ-3 статистически значимо снижали время неподвижности мышей CD-1 (таблица 3). Антидепрессивный эффект ГМЛ-1 и ГМЛ-3 был сопоставим с активностью препарата сравнения амитриптилина в дозе 7,00 мг/кг.

Таким образом, в тесте «подвешивание за хвост» показано, что соединения ГМЛ-1 и ГМЛ-3 оказывают достоверный антидепрессивный эффект в дозе 0,50 мг/кг при субхроническом введении.

Пример 2. Влияние специфического ингибитора TSPO (18 kDa) РК11195 на антидепрессивный эффект соединения ГМЛ-3.

Вещество РK11195 (N-бутан-2-ил-1-(2-хлорфенил)-N-метилизохинолин-3-карбоксамид) является специфическим ингибитором, связывающимся с рецепторным участком TSPO, и при совместном введении с лигандами TSPO (18 kDa) блокирует их эффекты [1. A. Kita, et al., Br. J. Pharmacol., 2004, 142, 1059-1072; 2. G. Le Fur, et al., Life Set, 1983, 32(16), 1849-1856].

С целью изучения зависимости антидепрессивного эффекта соединения ГМЛ-3 от взаимодействия с сайтом связывания TSPO использовали соединения ГМЛ-3 в дозе 0,50 мг/кг и субстанцию РK11195 (Sigma-Aldrich, USA) в дозе 10,00 мг/кг. Все вещества готовились в виде суспензии с Твин-80 и дистиллированной водой и вводились однократной в/бр инъекцией.

Эксперимент выполнен на беспородных мышах-самцах CD-1 массой 20-24 г. Поведение животных оценивали в тесте «подвешивание за хвост».

Эксперимент выполнялся по следующей схеме: беспородные мыши-самцы CD-1 были разделены на 4 группы по 8 особей в каждой. Группа 1 являлась контрольной, мышам в/бр вводилась дистиллированная вода из расчета 0,10 мл на 10 г веса (контрольная инъекция, КИ), через 30 мин проводилась повторная аналогичная инъекция и через 30 мин поведение животных оценивали в тесте «подвешивание за хвост». Мышам группы 2 в/бр вводилось суспензия РK11195 в дозе 10,00 мг/кг, через 30 мин - дистиллированная вода и через 30 мин поведение животных оценивали в тесте «подвешивание за хвост». Мышам группы 3 в/бр вводилась дистиллированная вода, через 30 мин суспензия ГМЛ-3 в дозе 0,5 мг/кг и через 30 мин поведение животных оценивали в тесте «подвешивание за хвост». Мышам группы 4 в/бр вводилась суспензия РКП 195 в дозе 10,00 мг/кг, через 30 мин суспензия ГМЛ-3 в дозе 0,50 мг/кг и через 30 мин поведение животных оценивали в тесте «подвешивание за хвост».

Статистическую обработку полученных результатов проводили, используя однофакторный дисперсионный анализ (ANOVA, критерий Краскела-Уоллиса) и непараметрический анализ для независимых переменных (U-критерий Манна-Уитни).

Соединение ГМЛ-3 в дозе 0,50 мг/кг вызывало выраженный антидепрессивный эффект у мышей CD-1, статистически значимо снижая время неподвижности по сравнению с контрольной группой 1. Предварительное введение РK11195 в дозе 10,00 мг/кг (Группа 4) блокировало антидепрессивный эффект ГМЛ-3, увеличивая время неподвижности животных в сравнении с группой 3 (таблица 4).

Результаты эксперимента демонстрируют зависимость антидепрессивного эффекта соединения ГМЛ-3 от взаимодействия с рецепторным участком TSPO.

Пример 3. Изучение ноотропной активности соединения ГМЛ-1.

Ноотропную активность соединения ГМЛ-1 изучали в тесте «распознавание нового объекта» в условиях скополаминовой амнезии путем изучения влияния ГМЛ-1 при однократном введении на рабочую память крыс [R. Verloes, et al., Psychopharmacology, 1988, 95(2), 226-30.]. Опыты проводили на беспородных крысах-самцах массой 280-340 г (НИИ «Питомник лабораторных животных ФИБХ РАН). Животные содержались в условиях лабораторного вивария в контролируемых условиях окружающей среды (20-22°С и 30-70% относительная влажность, 12-часовой цикл освещения, 10-ти кратная смена объема воздуха комнаты в час), в пластмассовых клетках с верхней крышкой из нержавеющей стали с обеспыленной подстилкой из деревянной стружки, по 10 крыс в каждой клетке, при постоянном доступе к экструдированному брикетированному корму ГОСТ Р 50258-92 [1993] и питьевой воде. Животные распределялись по группам рандомизированно, по критерию массы тела, с отклонением от среднего значения не более чем на ±10%. Перед опытом животных выдерживали в экспериментальной комнате в «домашних» клетках в течение 24 часов.

ГМЛ-1 вводили в дозах 0,05; 0,10 и 0,50 мг/кг, (в/бр); растирали с Твин-80 и разводили дистиллированной водой. В эксперименте использовали следующие группы: 1. контрольная группа; 2. группа «скополамин»; 3. группа «ГМЛ-1 (0,05 мг/кг) + скополамин»; 4. группа «ГМЛ-1 (0,10 мг/кг) + скополамин»; 5. группа «ГМЛ-1 (0,50 мг/кг) + скополамин». В каждой группе использовали по 10 животных. Амнезию у крыс моделировали с помощью скополамина (0,20 мг/кг, п/к). ГМЛ-1 вводили за 1 ч до скополамина. Через 30 минут после введения скополамина проводили тест распознавания нового объекта. Контрольным животным вместо скополамина вводили физиологический раствор и вместо ГМЛ-1 дистиллированную воду с Твин-80. Группе «скополамин» вводили вместо ГМЛ-1 дистиллированную воду с Твин-80.

Перед началом эксперимента каждую крысу сажали в клетку Т4 с опилками, идентичную ее домашней клетке, и давали ей 5 мин для адаптации. В фазу ознакомления в два ближайших угла клетки помещали два одинаковых незнакомых для крысы объекта (герметично закрытые жестяные банки с жидкостью, объемом 0,33 л, оранжевого цвета). В течение 4 мин регистрировали время исследования крысой каждого объекта. Затем объекты убирали. Перерыв между фазой ознакомления и тестом - 3 мин. При проведении теста в те же углы клетки помещали новую пару объектов, в которой один объект был идентичен объектам, предъявлявшимся в фазе ознакомления, а второй был незнакомым (стеклянная банка с жидкостью, герметично закрытая металлической крышкой, объемом 0,33 л, зеленого цвета). В течение 4 мин регистрировали время исследования знакомого и нового объектов. Позиции знакомого и нового объектов (правый и левый угол) меняли от животного к животному. Перед каждым тестом объекты протирали спиртом для уничтожения меток, оставленных предыдущим животным. Исследованием считали обнюхивание, когда нос животного находился на расстоянии не более 2 см от объекта.

Межгрупповые различия оценивали с помощью U теста Манна-Уитни с поправкой Бонферрони. Для оценки рабочей памяти крыс использовали коэффициент дискриминации (КД), который рассчитывали по формуле:

КД=(а-б)/(а+б), где а - время исследования нового объекта во время теста (с), а б - время исследования знакомого объекта во время теста (с). Этот коэффициент отражает рабочую память крыс. Значение КД может быть от -1 до +1. Чем оно больше, тем лучше животное различает новый и знакомый объекты.

Данные представлены в виде медиан.

Показано, что контрольные животные значительно больше времени исследовали новый объект, чем знакомый. Введение скополамина заметно нарушало способность животных к распознаванию объектов, что выражалось в снижении времени исследования нового объекта по отношению к суммарному времени исследования нового и знакомого объектов во время теста. ГМЛ-1 статистически достоверно противодействовал скополаминовой амнезии во всех исследованных дозах (таблица 5).

Таким образом, лиганд транслокаторного протеина ГМЛ-1 в диапазоне доз 0,05-0,50 мг/кг, в/б при введении за 1 ч до повреждения статистически достоверно противодействует нарушению рабочей памяти у крыс, индуцированному скополамином, в тесте распознавания нового объекта.

1. Применение лиганда транслокаторного белка N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамида в качестве антидепрессантного и ноотропного средства.

2. Применение лиганда транслокаторного белка N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамида в качестве антидепрессантного средства.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к области пищевой промышленности, а именно к технологии изготовления водной основы, содержащей дигидрокверцетин, предназначенной для приготовления восстанавливающих (оздоровительных) напитков с повышенным сроком хранения функциональных (полезных) свойств.
Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, и может быть использовано для ультразвуковой фистулографии у пациентов с наружным свищом паренхиматозного органа.
Изобретение относится к медицине, а именно к эндокринологии и лучевой диагностике, и может быть использовано для диагностики МРТ-негативных АКТГ-продуцирующих аденом гипофиза.

Изобретение относится фармакологии и офтальмологии. Предложено применение каберголина в качестве активного агента фармацевтической композиции для лечения глазных заболеваний, вызванных повышенным уровнем фактора роста эндотелия сосудов (VEGF), в котором глазное заболевание выбрано из группы, содержащей диабетический макулярный отек, диабетическую ретинопатию, возрастную макулярную дегенерацию, окклюзию центральной артерии сетчатки, окклюзию вены сетчатки и хориоидальную неоваскуляризацию.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, может быть использовано для чрескожной чреспеченочной противомикробной фотодинамической терапии пиогенных абсцессов печени.

Изобретение относится к медицине, а именно к лучевой радионуклидной диагностике, и может быть использовано для выполнения радионуклидного остеосцинтиграфического исследования минерального обмена в костной ткани.

Изобретение относится к области использования средств растительного происхождения, к медицине и фармакологии, а именно - для снижения мутагенного эффекта антибластомного препарата.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии и лучевой диагностике, и может быть использовано для выбора хирургического доступа к переднему средостению у больных опухолями вилочковой железы с использованием дооперационной компьютерно-томографической ангиографии груди.
Группа изобретений относится к радиационной биологии, а именно профилактике и лечению радиационных поражений организма животных с использованием препаратов на основе веществ микробного, зоогенного и минерального происхождения.

Изобретение относится к области медицины, конкретно к онкологии, и может быть использовано для снижения уровня генотоксичности противоопухолевых препаратов. Описано применение полисахаридного комплекса из Tussilago farfara L., состоящего из рамногалактуронана I (33%) и нейтральных полисахаридов (67%), представленных суммой арабиногалактана, рамнана и галакторамнана, в качестве средства, снижающего уровень ДНК-повреждений в клетках костного мозга, эпителия тонкого кишечника и семенников в условиях полихимиотерапии цисплатином в комбинации с иринотеканом или цисплатином в комбинации с паклитакселом.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к способу лечения и/или профилактики нейродегенеративного расстройства или заболевания у страдающего от него субъекта.

Изобретение относится к применению диаминопиримидинового соединения формулы I или IB, или его фармацевтически приемлемой соли, или его дейтерированной формы. Соединения обладают свойствами ингибитора JNK1, JNK2, IL2 или TNFα и предназначены для получения лекарственного средства для лечения или предотвращения неалкогольного стеатогепатита, фиброза почек, воспаления, гиперплазии, некроза или волчанки.

Изобретение относится к соединениям формулы (I), а также к фармацевтическим композициям и применению. Технический результат: получены новые соединения, которые обладают активностью в отношении TAAR1.

Изобретение относится к медицине, в частности к фармации, и касается фармацевтической композиции, содержащей димерный дипептидный миметик BDNF - гексаметилендиамид бис-(N-моносукцинил-L-серил-L-лизина) (ГСБ-106) и в качестве вспомогательных веществ - наполнитель, связующее и скользящее вещество, в указанных в формуле изобретения количествах.

Изобретение относится к области органической химии, а именно к гетероциклическому соединению формулы (IIA) или его фармацевтически приемлемой соли, где Е обозначает -СН2-; Q обозначает -СН2-, -CH2O- или -СН2ОСН2-; Z обозначает водород или метил; R1 обозначает -SO2Ra, -CORd или -CO2Rd; или R1 обозначает C1-С6-алкил, эта группа необязательно может содержать один или три заместителя, независимо выбранных из галогена и С2-С6-алкоксикарбонила; R12 обозначает водород; R15 обозначает галоген; R16 обозначает галоген; Ra обозначает C1-С6-алкил и Rd обозначает трифторметил или C1-С6-алкил.

Группа изобретений относится к медицине, а именно к иммунологии, и может быть использована для получения фармацевтической композиции для профилактики и/или лечения деменции альцгеймеровского типа.

Изобретение относится к медицине и касается композиции для интраназального введения в форме надосадочной жидкости или геля, полученной по меньшей мере из одного содержащего фактор роста компонента крови, для лечения нейродегенеративного заболевания, где содержащий фактор роста компонент крови является обогащенной факторами роста плазмой.

Настоящее изобретение относится к дейтерированному соединению формулы (Ie): , где углерод, помеченный *, обладает фактором обогащения изотопом дейтерия по меньшей мере 3500 и к дейтерированному соединению, которое представляет собой соединение: Также раскрыты фармацевтическая композиция для детекции амилоидных бляшек и/или агрегации белка tau у животного, содержащая указанные дейтерированные соединения, а также способы применения таких соединений для детекции нейрофибриллярных клубков и/или сенильных бляшек у животного, для детекции заболевания нервной системы, связанного с амилоидными бляшками и/или агрегацией белка tau у животного, для детекции болезни Альцгеймера, связанной с амилоидными бляшками и/или агрегацией белка tau у животных.

Предложенная группа изобретений относится к области медицины. Предложены способы лечения больного с диагностированным расстройством аутистического спектра (ASD) или синдромом ломкой X-хромосомы (FXS), включающие стадии приведения в контакт образца крови больного с антителом, которое селективно связывается с ERK 1 или ERK 2, введения акампросата или фармацевтически приемлемой соли акампросата больному, определения, имеется ли изменение уровней ERK 1 или ERK 2 в крови больного и увеличения количества акампросата или фармацевтически приемлемой соли акампросата таким образом, чтобы снизился уровень по меньшей мере одного из ERK 1 и ERK 2 в периферической крови больного.

Изобретение относится к медицине, в частности к составу, фармацевтической композиции и лекарственному средству, обладающему ноотропной активностью. Заявленный состав содержит N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон и 4-фенилпирролидон-2.

Изобретение относится к соединению формулы (I), в котором А выбирают из группы , , , и ; R1 представляет собой -CH3, -CH2F, -CHF2, -CH2CH3, -CH2OCH3 или -CH2OCH2CH3; R2 и R3 выбирают независимо из -H, галогена, -CH3, -OCH3 или -OCH2CH3; R4 представляет собой -CF3, циано, -CH3, -C(O)ORa или -C(O)NRbRc; Ra представляет собой -H, или (C1-C2)алкил; каждый Rb и Rc представляет собой независимо H; и n равен целому числу от 0 до 1; или когда A представляет собой (A-3) или (A-5), R1 представляет собой -CН3, -CH2F, -CH2ОCН3 или -CHF2, и n равен 0, тогда по меньшей мере один из R2 и R3 не является H.

Группа изобретений относится к фармакологии и медицине. Предложено применение лиганда транслокаторного белка N-бензил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-а]пиразин-3-карбоксамида в качестве антидепрессантного и ноотропного средства. Предложено применение лиганда TSPO N-бутил-N-метил-1-фенилпирроло[1,2-a]пиразин-3-карбоксамида в качестве антидепрессантного средства. Показано: ГМЛ-1 при хроническом введении в тесте «подвешивание за хвост» на мышах проявляет антидепрессивный эффект, не уступающий эффекту препарата сравнения амитриптилина, а в тесте «распознавание нового объекта» противодействует нарушению рабочей памяти у крыс, индуцированному скополамином. Соединение ГМЛ-3 как при остром, так и при хроническом введении в тесте «подвешивание за хвост» на мышах проявляет антидепрессивный эффект, не уступающий эффекту амитриптилина; его антидепрессивная активность обусловлена взаимодействием с рецепторным участком TSPO. 2 н.п. ф-лы, 5 табл., 3 пр.

Наверх